Круглый стол ЭИСИ: эксперты обсудили причины протестов в мире


На круглом столе "Протесты в мире: требования, ход, итоги" в онлайн-формате эксперты ЭИСИ обсудили основные причины протестов, которые происходили в последнее время в мире.

Открывая первый в этом году круглый стол, заместитель исполнительного директора ЭИСИ по стратегии и прогнозированию Екатерина Соколова представила доклад "Протесты в мире 2021. Триггеры", в котором назвала три основных фактора протеста: антиковидные меры (Европа), результаты выборов (США) и социально-экономические проблемы. 

Это лишь условные типы, потому что для эскалации волнений необходимо подключение новых групп с иными интересами. Эксперт подчеркнула, что если рассматривать итоги народных волнений, где фактором вспышки выступили ограничительные меры в период пандемии, то в большинстве случаев правительство не изменяло политику в области антиковидных мер.

Иная ситуация наблюдается, когда спусковым крючком для протестов выступают социальные и экономические проблемы. В этих случаях правительство скорее идет на уступки и выполняет в том числе и политические требования, как это произошло в начале года в Казахстане. Политические же протесты являются крайне разнородными (Польша, Белоруссия, Мьянма, Россия, США), однако, как показал прошлый год, все эти яркие несогласия оказались непродолжительными, закончившись весной 2021 года. Как в России, где после января-февраля оппозиция полностью отказалась от протестной активности.

Руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов отметил, что тему коронавируса можно увидеть во всех без исключения протестах последнего времени. 

"Если, например, говорить про Казахстан, то эта страна, где самые строгие антиковидные ограничения были на постсоветском пространстве. А перед Новым годом было анонсировано, что эти ограничения станут еще более строгими", — заявил он.

Также политолог отметил, что протесты на фоне пандемии происходят из-за изменения привычного образа жизни и снижения уровня комфорта. При этом он заявил, что во многом протесты обусловлены разрывом на фоне пандемии между рядовыми гражданами и элитами.

"Люди видят, что они стали жить хуже, они изолируются в своих 40-метровых квартирах, а начальство, мир власти, мир элит продолжают жить хорошо, не беднеют. И это создает очень сильную энергию моральной претензии", — сказал Кузнецов.

Кроме того, Кузнецов отметил, что последние протесты в мире носят популистский характер, а во главе этих движений оказываются достаточно специфические политики. "В 2021 году в Перу победил на выборах и стал президентом Педро Кастильо. Он совершенно простой человек, сельский учитель, и вот несчастные перуанцы, пострадавшие от пандемии, начали искать человека, который совсем не принадлежит никаким элитам", — сказал Кузнецов.

Продолжая говорить о природе протеста, исполнительный директор АНО "Центр общественно-политических проектов и коммуникаций" Никита Тюков отметил черты, характерные для народных возмущений в прошлом году. По мнению эксперта, они становятся все более быстрыми, экстремальными и агрессивными, а с точки зрения смыслов — более абстрактными и содержательно нищими. Иными словами, это уже не радикальный политический протест с запросом на смену системы, а бунт с достаточно примитивными требованиями:

"Это не радикальный политический протест о смене политической системе, повороте от капитализма к социализму. У протестующих, как правило, простые и примитивные требования", — сказал он.

Тему освещения протестов в медиа продолжил член Научного совета при Совете безопасности Российской Федерации, профессор факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова Андрей Манойло. Эксперт поделился наблюдением о том, что к январским событиям в Казахстане почти отсутствовала пропагандистская информационная подготовка. В классической схеме "подогрев" народного недовольства начинается с формирования медиафона, первых "вбросов" и появлений тематических групп в соцсетях. В Казахстане же, наоборот, медиа подключились уже в разгар переворота.

"С этой точки зрения Казахстан является очень опасным прецедентом, ведь получается, что мы имеем дело не с протестом, а с вооруженным мятежом, подготовленным заранее определенными частями казахстанской элиты. Я не исключаю, что подготовка прошла не без поддержки западных разведок. Важно, что большая роль в этом протесте была отведена не гражданам, а вооруженным криминальным группировкам. Очевидно, что протест появился в готовом виде. Триггером, конечно, послужило опрометчивое решение с повышением цен на газ, на которое мгновенно отреагировали запуском готового протестного механизма", — прокомментировал Манойло.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов обратил внимание на ключевую роль России и президента Путина в разрешении конфликта через активизацию механизмов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

"Это серьезный аргумент в пользу жизнеспособности этой организации, потому что до сей поры ОДКБ выглядел как Таможенный союз в первый период своего существования. И сейчас есть шанс, что ОДКБ станет реальной военной организацией, и этим шансом надо воспользоваться. Мы понимаем, что сейчас эта организация далека от того, чтобы иметь единые системы военного управления. Их нужно развивать, пользуясь текущей актуальностью", — предположил он. 

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов заявил, что ОДКБ в ситуации с Казахстаном впервые выполнила свою функцию, опираясь на ст. 2 своего устава. Он подчеркнул, что для реализации государственного переворота на сегодняшний день важно соблюдение двух условий — условно формальный протест и группа подготовленных боевиков и экстремистов, которые решают задачу по дестабилизации и хаотизации пространства вокруг. В этом смысле, по мнению эксперта, события Казахстана явно были смоделированы и носили внешний характер. 

"Все риски и ответственность по снятию этой напряженности взяла на себя Россия, как главная страна ОДКБ. И надо сказать, что она успешно реализовала свою главную миссию на всем постсоветском интеграционном пространстве. Россия является гарантией безопасного развития государств — участников интеграционных проектов: ОДКБ, ЕвраЗЭС, Таможенный союз в прошлом. Безусловно, блестящее разрубание казахского узла с помощью сил ОДКБ, основную роль в которой играют военнослужащие России, российские силы и средства, — это серьезная демонстрация возможностей по предотвращению подобных сценариев впредь в разных странах", — добавил он.

По материалам: ruposters
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *