Как погоня за «евроморковкой» довела Украину до потери суверенитета и экономического закабаления

Как погоня за «евроморковкой» довела Украину до потери суверенитета и экономического закабаления

Интервью с экс-депутатом Верховной рады Владимиром Олейником

Ровно пять лет назад, 16 сентября 2014 года Верховная рада Украины 355 голосами при необходимых 226 ратифицировала Соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Произошло это спустя десять месяцев после того, как экс-президент Украины Виктор Янукович в последний момент отложил подписание соответствующего документа с представителями Брюсселя. Напомним, что этот шаг бывшего гаранта украинской конституции послужил поводом для начала массовых уличных протестов в Киеве и на Западной Украине, переросших в кровавое побоище и закончившихся государственным переворотом со всеми вытекающими последствиями в виде отделения Крыма и начала гражданской войны в Донбассе.

Наверное, каждый из жителей Украины, кто сумел в атмосфере безумной пропаганды сохранить критическое мышление и трезвое восприятие окружающей действительности, не раз задавался вопросом: стоила ли пресловутая евроинтеграция понесённых человеческих жертв, утраты Украиной суверенитета, политического хаоса и экономического разорения которым подвергли страну приведённые к власти Майданом олигархи и их протеже неонацисты.

Об итогах пятилетнего похода Украины в «світле європейське майбутнє» News Front побеседовал с сопредседателем Комитета спасения Украины Владимиром Олейником.

На момент ратификации Соглашения о евроассоциации наш собеседник являлся действующим депутатом Верховной рады Украины VII созыва. По его признанию, он не помнит, как проходило голосование о ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС, так как в тот же день было рассмотрение более важных для него законов, предусматривающих введение «особого статуса» для Донбасса и амнистию для участников вооружённого конфликта на востоке ещё совсем недавно единой страны.

Владимир Николаевич, как Вы считаете, спустя пять лет после ратификации, оправдались ли надежды, возлагаемые на Соглашение об ассоциации с ЕС? Что приобрела от этого Украина?

Ассоциация – это не членство. Это, так сказать, рядом стойте и дальше не двигайтесь. Соглашение состояло из двух частей – политической и экономической. Политическую часть я хорошо знал. Она подразумевала приведение нашего украинского законодательства в соответствие с европейскими стандартами. И здесь у меня нет вопросов, кроме некоторых нюансов. Например, я один из авторов Криминального процессуального кодекса Украины. И мы там прописали, что только показания человека в суде могут считаться доказательством. То есть, это должно было сделать нецелесообразными пытки во время допроса по принципу Вышинского, что признание преступником своей вины есть царица доказательств. То есть, это плюс.

А вот экономическую часть Соглашения никто практически не читал. Европейцы так тщательно прописали, что она оказалась для Украины как договор с банком. Читать надо было прежде всего там, где очень мелко написано. А они все впали в эйфорию: «Ура! Ура! Нас ждут в Европе». Когда всё это приняли, то получили очень серьёзные квоты и ограничения на поставки той же сельскохозяйственной продукции – по зерну, пшенице. Теперь ограничили наши овощи и фрукты, молочные продукты. То есть, мы оказались в проигрыше, потому что свой рынок нам Европа не открыла. А мы сами закрыли для себя российский рынок и нанесли удар по собственному товаропроизводителю. В итоге попали в кабалу. Это кабальное соглашение. Украина оказалась в проигрыше.

Как известно, отказ Виктора Януковича в последний момент от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС на Вильнюсском саммите в ноябре 2013 года стал поводом для начала Евромайдана. Почему люди на Украине поверили в эту «евроморковку», превратили её в настоящий фетиш, который в итоге привёл к столь тяжёлым для страны последствиям?

Я сравню две ситуации. Когда разваливался Советский Союз, украинские националисты из «Руха» кричали, что Украина кормит Москву. Смотрите, мол, сколько мы даём мяса, сала, молока. Если всё будем оставлять у нас, то сразу всё станет хорошо. Но они не говорили, что Россия поставляет Украине нефть и газ. Это воспринималось как само собой разумеющееся. А потом оказалось, что когда мы вышли на мировые цены во взаимных расчётах, то, оказалось, что мы себя не можем прокормить. Так и здесь: необходимость европейского выбора обосновывали тем, что пенсии и зарплаты в Евросоюзе на порядок выше, чем на Украине. И это сработало, люди поверили, что как только подпишут Соглашение об ассоциации, то уже через год они заживут как европейцы. Но в итоге оказались обманутыми и стали жить в три раза хуже, чем жили в 2013 году. Бросили такую морковочку, а она реально не для нашего ослика оказалась.

Можно ли говорить о том, что за эти пять лет многие люди на Украине разочаровались в «европейском выборе»?

Евросоюз получил неограниченный доступ к нашему рынку и дешёвую рабочую силу. Украинцы едут на заработки в ту же Польшу, собирают там яблоки, а потом эти самые яблоки Польша продаёт в Украину. А у нас что, своих яблок нет? Есть. Но мы не имеем права ограничивать поставки продукции из стран Евросоюза. Это прописано в Соглашении об ассоциации. Далее, безвизовый режим как одна из составляющих евроассоциации, то как Порошенко обещал людям: будете ездить смотреть Венскую оперу и пить кофе в Будапеште. А получилось, что безвизовый режим был использован как форма депортации, когда здесь в Украине людям создают такие условия, что приходится уезжать на заработки в Европу. А там к украинцам относятся как к рабам, крепостным. Они никакие там не господа и не панове. И, безусловно, потихоньку люди начинают понимать, что это совсем не то, что им обещали. Кроме того, уже пошёл обратный процесс. Польша недовольна наплывом украинцев, даже эстонский министр внутренних дел призывает отменить безвиз для украинских граждан.

Поэтому потихоньку отрезвление приходит. Например, снижается количество тех, кто за вступление НАТО, кто верит в то, что Украину примут в Евросоюз на правах равнозначного партнёра. Даже сами европейские лидеры такого уровня как Макрон, Меркель, депутаты Европарламента говорят, что не надо людям рассказывать басни. В ближайшие 15-20 лет никто Украину не примет в Евросоюз. А через 20 лет будет ли вообще существовать сам Евросоюз? Мы пытаемся вступить в организацию, которая на грани исчезновения. После выхода Великобритании, думаю, многие другие страны захотят выйти из этого колхоза.

По факту, то Соглашение об ассоциации с ЕС, которое имеет Украина, это — неравноценное партнёрство, в котором Украина — младший партнёр. То есть, от нас хотят взять то, что им надо, а своё не отдают.

Так это как раз то, в чём Украина всегда обвиняла Россию — в отношении к ней как к младшему партнёру. Этот комплекс «младшего брата» и служил аргументом в пользу «европейского выбора», когда утверждали, что Таможенный союз – однозначно плохо, так как будет означать подчинение России, а ассоциация с ЕС, наоборот, принесёт Украине исключительно выгоды и уважение во всё мире

Между Россией и Украиной действовала зона свободной торговли, а с Евросоюзом у России не было зоны свободной торговли. Соответственно, обоюдные пошлины и ограничения. Поэтому, Россия ставила вопрос так: давайте втроём – Брюссель, Киев и Москва рассмотрим эту тему с евроассоциацией Украины. Как нам быть, когда Украина будет иметь зону свободной торговли одновременно и с Россией, и с ЕС. Когда в Украину будут заходить, например, польские продукты, на них будут клеить бирки «Сделано в Украине» и отправлять на российский рынок. Как, например, сейчас в Россию заходят крабы из Белоруссии. Это же чушь! Поэтому Россия и предлагала трёхстороннее обсуждение Соглашения о евроассоциации Украины. Украинское правительство Николая Яновича Азарова соглашалось с этим. Но Евросоюз выступил категорически против. Те же, кто пришёл к власти на волне государственного переворота, пошли на поводу у Евросоюза. Они получили личную выгоду, стали для Запада рукопожатными, больше денег стали туда качать в надежде, что у них не отберут награбленное в благодарность за то, что они оказали такую услугу Евросоюзу, дали дешёвую рабочую силу и рынок. А сейчас ещё откроют рынок земли. Кто купит? Те, у кого деньги есть. А что, у украинцев деньги есть? Нет. Украинские земли скупят те же европейцы, американцы.

Видите ли Вы какой-либо выход из сложившейся ситуации?

Да, вижу. Когда-то в «Литературной газете» была такая рубрика: «Если бы я был директором». Так вот, если бы я был президентом, то прежде всего максимально бы общался с людьми. Не с экранов телевизора, а приезжая непосредственна к людям в города, районы. Так как это делал Фидель Кастро, как это сегодня делает Эрдоган. Объяснял бы им политику, давал бы чёткие ответы на вопросы. Опираясь на поддержку людей, необходимо восстановить суверенитет Украины, верховенство права и дать отпор тем, кто вмешивается в наши внутренние дела, назначая нам в правительство своих ставленников, вроде Абромавичуса, Яресько или Супрун.

Второе, мы говорим, а почему нам сегодня не наладить экономические отношения с Россией? Там наши рынки. Например, нужно предложить России в кооперации восстановить работу того же авиационного завода Антонова, «Южмаша» и так далее. Это позволило бы нам поднять экономику, рассчитаться с долгами и, соответственно, восстановить суверенитет.

Что же касается нацистов, всех тех, кто совершал государственный переворот, воровал у государства, занимался коррупцией, то их следует отправить не на Мальдивы, а на нары. Я считаю, что Порошенко нужно немедленно арестовывать. Это уже давно следовало сделать. Конечно, он и его подельники будут возмущаться, мол, это беспредел. А вы как совершали государственный переворот? По беспределу или по закону? Если все будет справедливо и динамично, то история спишет. А если будет говорильня и закончится ничем, то народ не простит. Народ уже давно вынес приговор Порошенко и его клике – в лучшем случае пожизненное с конфискацией. А новая власть всё топчется на месте.

А как следует поступить с Соглашением о евроассоциации? Может ли Украина в принципе выйти из него?

Здесь необходимо исходить из наших национальных интересов. Мы должны просчитать, где Украина может получить больше выгод. В иллюзорном пятилетнем сотрудничестве с ЕС ничего не заработали. А сотрудничество с Россией может дать нам реальное снижение цены на газ. А это восстановление производства, возобновление работы наших химических предприятий, производства удобрений, которые востребованы и Китаем, и Европой.  В реальном союзе с Россией, где мы будем выступать как равноправные партнёры, можно ставить вопрос о совместном сотрудничестве с ЕС. Мы с Россией усилим позиции друг друга. Один только пример: Украина первой побежала вступать в ВТО. А там своя специфика, надо договориться по отдельным позициям. Договорились, но плохо. А Россия нам предлагала: не спешите, давайте объединим усилия и договоримся вступать в ВТО на лучших условиях. И Россия в ВТО вступила позже Украины, но на гораздо лучших условиях. Так почему бы нам не объединить усилия с Россией?

Дмитрий Павленко, специально для News Front


Новости СМИ2
16 сен 23:13Новости войны
По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *