Никто не может унизить украинцев сильнее, чем это делают украинские политики

Никто не может унизить украинцев сильнее, чем это делают украинские политики

Полномочия российской делегации в ПАСЕ восстановлены в полном объеме. Все попытки Украины помешать этому были отбиты делегатами других европейских стран, лишь шесть из которых решились пойти на демарш и теперь отзывают своих представителей в знак протеста. Происходящее – очень плохой сигнал для Киева. Но очень хороший для Европы в целом.

Возвращение российской делегации в ПАСЕ хочется назвать победой нашей дипломатии, ведь так оно по большому счету и есть. Но правильнее говорить о восстановлении нормы – естественном развитии процесса, находящегося под контролем разума.

Временное отсутствие РФ снизило авторитет этой организации и безопасность Европы в целом. Парламентская ассамблея – это не элитный клуб, куда приглашают только своих, и не военно-политический блок с общими интересами, предполагающими единство и даже единомыслие. Это площадка для диалогов, споров и экспертных оценок, где европейские народы представляют избранные ими политики с самыми разными, зачастую – прямо противоположными взглядами. Через них государства Европы доносят свою позицию друг до друга и пытаются выработать общий подход по самым чувствительным вопросам в области вызовов и угроз.

Россия – не только самое большое и населенное государство и ПАСЕ, и европейского континента в целом, не только крупная экономика и влиятельный игрок на международной арене. Она занимает там уникальное положение благодаря своей военной мощи (в том числе ядерной) и статусу важнейшего поставщика энергоресурсов. Решать значимые проблемы без ее участия на локальном уровне можно, но на общем – уже нельзя.

Это как консилиум врачей без, например, хирурга. Кто-нибудь из неврологического отделения (Украина в данном случае) может кричать, что хирургу не место в рядах святил медицины, но без него консилиум не в состоянии ставить диагнозы, то есть заниматься прямым своим делом.

Наша делегация вернулась, потому что не могла не вернуться – ее отсутствие делало ущерб для ПАСЕ неприемлемым. Тем не менее не нужно считать, что все сложилось как-то «само собой». Возвращение предопределили несколько важных обстоятельств.

Во-первых, принципиальная позиция официальной Москвы, согласно которой участие России в работе Ассамблеи возможно только в том случае, если полномочия ее делегации восстановят в полном объеме. Держать наших депутатов в положении «мальчиков для битья», периодически привлекаемых к решению общих проблем, можно было сколь угодно долго. Некоторые в стране считали, что данное «пространство для сотрудничества» лучше сохранить даже в таком вот убогом виде и участвовать в работе организации со связанными руками, но жесткий подход через ультиматум возобладал – и подавляющее большинство представителей Европы вынуждены были наш ультиматум принять, поскольку это соответствовало общим интересам.

Во-вторых, не менее принципиальная и предельно логичная позиция все той же Москвы по вопросу «нет полномочий – нет и платежей». Огромная дыра в бюджете затрудняла работу Ассамблеи и делало ее чиновничий аппарат нашим невольным союзником.

В-третьих, не просто принципиальная, а категоричная позиция Кремля: крымский вопрос, ставший причиной для нашего «изгнания», закрыт, потому что Крым – это часть России.

Необходимо понимать: в ПАСЕ могли бы и подождать – подержать Россию в «темном углу» подольше, если бы существовала малейшая надежда на изменение этой позиции за счет, например, смены власти. Но воссоединение Крыма с РФ поддерживается всеми парламентскими силами страны и абсолютным большинством ее населения, так что компромиссы с нашей стороны невозможны – и на Западе это в целом осознали, хотя и не желают отказываться от «своей борьбы».

Не нужно строить иллюзий: возвращение российской делегации подадут как возвращение нашкодившего школьника в общий класс, мол, кто-то же должен научить его «свободе и демократии».

Но правда в том, что для этого западным странам пришлось демонстративно разрушить «солидарность с Украиной», ради которой в ПАСЕ вроде как и организовали дискриминацию россиян. Все понимали, что украинцы будут против нынешнего решения, понимали, почему именно они будут против, но от мнения Киева попросту отмахнулись, публично тем самым унизив.

Другое дело, что никто не может унизить украинцев сильнее, чем это делают украинские политики. Речь уже даже не о самоуничижительных истериках, надоевших всем, кроме грузин и балтов (у них истерики такие же, местами даже похуже), а о череде некомпетентных глупостей и бессмысленного вранья. Примеров можно привести много, но хватит уже того, что депутат Гончаренко угрожал российским депутатам Гаагским трибуналом, которого не существует в природе, а целой стране (конкретно – Словакии) пришлось покрутить пальцем у виска, когда украинцы вдруг заявили, что ее представители якобы покидают ПАСЕ из солидарности с Украиной.

Короткий список тех государств, чьи представители действительно покинули ПАСЕ в знак протеста против восстановления полномочий России, знаком до боли. Именно их лидеры прилетели в Тбилиси вскоре после начала войны 080808: Латвия, Литва, Польша, Эстония (Украина и Грузия идут по умолчанию). Эта поддержка, оказанная агрессии Саакашвили, стала фестивалем наглой лжи – и мы не будем делать вид, будто этого не помним. Сейчас происходит примерно то же самое, а мотив повторился полностью – русофобия, возведенная в принцип.

Впрочем, поляки покидают сессию ПАСЕ лишь частично. Игры с Бандерой подточили даже их солидарность.

Это игнорирование украинской «боротьбы» само по себе куда более явственное свидетельство трещины в политике санкций, чем восстановление прав российской делегации как таковое. Повторимся: Россия возвращается в ПАСЕ в первую очередь потому, что она там нужна, а вот брожение в рядах «друзей Украины» действительно важный звоночек. Гости из Киева опять корчили из себя жертв и рвали на груди рубаху, но, как оказалось, этого можно просто не замечать ради общей выгоды, тем более что украинский баланс стабилен – на одно слово правды три слова лжи.

Возможно, для кого-то это станет открытием только сейчас, но подобным образом с Украиной можно и нужно поступать в большинстве политических конфликтов с ее участием. И не ради России, конечно, а ради самих себя: санкции – это убытки, которые терпит Европа из-за сугубо украинских интересов. А взамен Украина не в состоянии предложить Европе ничего, кроме истерики, за которой пытается спрятать неблаговидные процессы на своей территории – коррупцию, управленческую бездарность, цензуру, полицейщину, дискриминацию миллионов русскоязычных, неонацизм и категорическое нежелание разрешать донбасский конфликт через компромисс сиречь мирным путем.

Донесение этой мысли до европейских коллег и является задачей для вновь полномочной российской делегации. Если ввести игнорирование украинских истерик в устойчивую практику, можно будет сделать много полезного — возобновить взаимовыгодные экономические отношения с Россией, наладить бесперебойное газоснабжение и принести устойчивый мир в Донбасс.

Украина – помеха на этом пути. И, как мы видим на примере ПАСЕ, отстранить ее не так уж и трудно, если руководствоваться разумом, то есть не идейной русофобией, а собственными национальными интересами.

Дмитрий Бавырин, ВЗГЛЯД


Никто не может унизить украинцев сильнее, чем это делают украинские политики
27 июн 11:21Новости войны
По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *