«Пробудится» ли правая и национальная Европа?

«Пробудится» ли правая и национальная Европа?

В феврале 2019 года Джордж Сорос, которого без сомнения можно назвать одним из «столпов глобалистики», опубликовал статью с несколько паническим названием «Европа, пожалуйста, проснись» (Europe, Please Wake Up)

Возраст, опыт и финансовое положение господина Сороса дают ему основания без оглядки на дипломатию и корректность называть вещи своими именами. Что он и сделал, определив современное состояние Объединенной Европы как «раскол», который «происходит между про- и антиевропейскими силами». Поэтому «народы Европы должны проснуться, пока не стало слишком поздно. Если они этого не сделают, Европейский союз пойдет по пути Советского Союза в 1991 году». То есть, развалится.

Спустя три с половиной месяца Европа стоит на пороге выборов в Европейский парламент (23–26 мая), которые во многом определят дальнейший путь Старого Света. Потому что раскол никуда не делся: скорее наоборот, он обозначился ещё более резко.

С одной стороны, «проевропейские силы» (они же «евроинтеграторы»), в лице французского президента Эммануэля Макрона, озвучивают новые планы европейского государственного единства: о создании антихакерского «Европейского агентства по защите демократий», об учреждении европейского надзора за крупными цифровыми платформами, об общеевропейском бюджете, сравнимом с американским, «чтобы начать работу в таких областях, как искусственный интеллект», о необходимости создания общеевропейских правил против разжигания ненависти в интернете и так далее. Да и от идеи создания общеевропейской армии евроинтеграторы, прежде всего Франция и Германия, отнюдь не отказываются. Дональд Трамп категрически против и не без иронии заметил, что «Германия была [агрессором] во время Первой и Второй мировых войн — и чем это закончилось для Франции?».

Но Сорос в своей статье замечает, что на выборах в Европарламент «антиевропейские (уже традиционно называемые «евроскептиками — А.Г.) силы будут иметь конкурентное преимущество в голосовании». И предположения «Человека, унизившего Банк Англии» (одно из прозвищ Сороса) подтверждаются практикой последних лет: евроскептики завоевывают электоральную поддержку, добиваются успехов на выборах, меняют тактику и, похоже, объединяются.

Если по порядку:

Рост поддержки.

Какими бы ни были отношения Евросоюза и Великобритании сейчас (страшное слово БРЕКСЗИТ), туманный Альбион пока остаётся в составе ЕС и будет делегировать своих депутатов в состав Европарламента. И значительная часть английских депутатов будет совсем не евроинтеграторами. Ведь еще в 2016 году, когда в Британии проходил референдум по БРЕКЗИТу результаты сторонников (евроскептики) и противников (евроинтеграторы) выхода королевства из ЕС были практически равными: 51,89% против 48,11% в пользу первых. Не прошло и лет…

Найджел Фарадж, основной английский евроскептик, в январе 2019 года создал новую партию, «Brexit». Партия стоит на позициях безусловного выхода Великобритании из Европейского союза (без официального соглашения о выходе) и последующую торговлю с ним на условиях Всемирной торговой организации, пока не будут согласованы новые торговые соглашения.

Такие же беззаветные сторонники, но участия в Евросоюзе, в феврале создали свою партию, «Change UK» (Измени Великобританию). Но соотношение электоральных сил уже совсем другое. Свежие опросы электоральных настроений (четыре опроса, проведенные 7–10 мая) дают фараджистам от 26 до 34% (первое место), а адептам ChUK — 4–8% (пятое место). Оцените качество изменения настроений!

Электоральные успехи

Британия, конечно, «колыбель европейской демократии» ещё со времен «Великой Хартии вольностей» (1215 год), но ныне королевство Елизаветы II — это уже «почти не Евросоюз». Но и на материке электоральные достижения евроскептиков тоже впечатляют. Еще не изгладились в памяти их успехи на выборах прошлых лет (Австрия, Германия, Италия и иные), как в 2019 году в Испании правые популисты (=евроскептики) в Испании набрали 10,06% на выборах в нижнюю палату парламента.

В Испании, которая «объелась» правыми во времена диктатуры Франко и с 70-х годов прошлого века забыла, что такое правый национализм. А тут партия «VOX» с ноля получает 24 мандата в парламенте! А их лидер Сантьяго Абаскаль явно нацелился «с 24-х на 180», то есть на большинство на следующих выборах.

Или в Голландии, где свежеиспеченный евроскептичный «Форум за Демократию» Тьерри Боде сенсационно набрал 14,53% голосов на мартовских провинциальных выборах и одним из первых «послепобедных» заявлений Тьерри было озвучивание желания инициировать досрочные парламентские выборы.

Коррекция тактики

В тактике предвыборных баталий евроскептиков явно заметно «ослабление градуса борьбы». Лидеры крайне правых радикалов (Марин ле Пен во Франции, Маттео Сальвини в Италии, Герт Вилдерс в Голландии и другие) явно снизили накал критики европейской валюты, изменили риторику, обещали обновить идеологию, избегают токсичной темы перезагрузки отношений с Россией и уже гораздо реже упоминают о FREXITе и ITALEXITе.

Оно и понятно. Излишний радикализм пугает европейского обывателя. И это отчетливо показали последние голландские выборы, когда в противостоянии «популярного против интеллектуального» победил интеллектуал. То есть Тьерри Боде, чья предвыборная риторика была несколько мягче и аккуратней, чем у Герда Вилдерса, крайне радикального адепта евроскептицизма. Так Боде круто выступил против исламских мигрантов в Голландии, но при этом миролюбиво заявлял, что «пока исламские институты поддерживают наши основные ценности». И в итоге часть избирателей Вилдерса перешла к менее опасному в выражениях Боде.

Хотя сама идеология программ не изменилась. В конце апреля в Праге, на Вацлавской площади, у памятника святому патрону Чехии, прошел трансевропейский митинг правых евроскептиков, где эти основы были в очередной раз озвучены.

«Мы выступим за возвращение первоначальной модели европейского сотрудничества без регулирования со стороны Брюсселя, когда у суверенных национальных государств был общий рынок и свободное передвижение граждан по территории стран. И каждое государство было одновременно суверенным на своей территории, принимая свои законы и, при необходимости, охраняя свои границы» (из выступления Т. Омимуры, лидера чешской евроскептической партии «Свобода и прямая демократия»). Это — о государственном будущем Евросоюза.

«Мы не хотим массовой миграции! Мы не хотим тиранической (в данном контексте — исламской — А.Г.) идеологии! Вы, чехи, на самом деле пример для нас. Потому что вы против политики убежища ЕС. Вы против исламизации Европы. Вы говорите «Не. Никди!» (Нет, никогда). Ваше сопротивление вдохновляет нас» (из выступления Герта Вилдерса, лидера голландской «Партии Свободы»). Это — о миграционной проблеме, созданной афро-азиатами.

Объединительная программа.

Может это и удивительно, но в данном случае речь не о «хайли лайкли» русском следе. Хотя и без него никак: «Дейли Телеграф», например, с уверенностью пишет о том, что «Москва предпринимает «хорошо скоординированную попытку организовать сеть альянсов в Восточной и Центральной Европе с целью создать пророссийский блок в европейском парламенте».Версия, традиционно не подтвержденная конкретными фактами, тем не менее вполне рациональна и обоснована. Москве, конечно же, выгодно ослабление могучего соседа, уже давно вплотную подошедшего к границам России и Беларуси.

Но куда более подтвержденными являются действия американцев, которые можно назвать интегрирующими европейских скептиков из трех, ныне разобщенных депутатских групп европейского парламента.

В августе 2017 года из близкого круга президента Трампа ушел его старший советник и постоянный член Совета национальной безопасности США Стивен Бэннон. А до этого, во время предвыборной кампании Трампа, он сменил на посту руководителя кампании Пола Манафорта, ушедшего под давлением компромата, в том числе и «украинского досье». Бэннон и привел Трампа к победе. Невзирая на демонстративное «хлопанье дверью» при уходе, практически все аналитики уверены, что между Трампом и Бэнноном сохранился прямой непосредственный контакт.

Бэннон вынырнул в публичном пространстве в Италии, в марте 2018 года, во время парламентских выборов, когда там убедительно победили евроскептики «Лиги Севера» и «Движения 5 звезд». В те дни Стив заявил, что приехал наслаждаться победой скептиков, которая «вгонит Брюссель в страх». И добавил, что «что «если этого не произойдет, это не значит, что это не может произойти в будущем». А после этого уехал в Бельгию, где еще в январе 2017 года лидер Бельгийской народной партии Микаэль Модрикамен официально зарегистрировал аналитический центр «Движение» (Movement).

Уже тогда, в 2018 году, Бэннон, в интервью для Daily Beast, заметил, что фонд будет способствовать распространению правого популизма по всей Европе. А цель «Движения» проста, как и всё в политике: «Правый популистский национализм — это то, что произойдет. Это то, что будет управлять… У вас будут отдельные национальные государства со своими собственными идентичностями, со своими границами».

И за последний год о своих связях с «Движением» Бэннона-Модрикамена заявили евроскептики Франции, Англии, Италии, Венгрии, Бельгии и даже Республики Сербской. А то, что их коллеги из Германии, Австрии и Польши демонстративно отказались от контактов с «Движением» пугает ещё больше. Ведь это может означать, что контакты были перенесены из публичной плоскости в область реальной политики, той самой черчиллевской «схватки бульдогов под ковром, после которой выносят трупы».

Итальянский вице-премьер Маттео Сильвани, выступивший на вышеупомянутой пражской встрече по видеосвязи, призвал националистов-евроскептиков к объединению ради высокой цели создания альянса «К здравомыслию Европы», который должен стать крупнейшим в новом Европарламенте. Ну, «крупнейшим» — это скорее лозунг в пылу предвыборной борьбы. Но факты упрямы: последние два года закончились позитивом для евроскептиков, а если к делу создания евроскептической унии подключилась американская машина политтехнологий, то для Брюсселя могут настать действительно критические дни. А в том, что это американская машина, а не частная инициатива Стива Бэннона я практически уверен: уж больно демонстративный развод «Беннон-Трамп» напоминает историю «Гевара-Кастро», когда легендарный Че отказался от властного уюта на Острове Свободы, отказался от кубинского гражданства и уехал «завоевывать Южную Америку». С ведома и при полной поддержке Фиделя.

Конечно, загнать в одну евроскептическую упряжку англичан, немцев, французов, венгров, испанцев, поляков, голландцев из нынешних трех европарламентских депутатских групп — для этого необходимо чудо. Против всё: амбиции и харизма лидеров, национальная история обид, национальная гордость и прочая, прочая, прочая… Но, с другой стороны, вспомним святого Аврелия Августина: «Чудо противно не природе, а нашему знанию о природе».

Андрей Ганжа, ИА Rex


«Пробудится» ли правая и национальная Европа?
21 май 00:05Новости войны
По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *