Право быть Россией

Право быть Россией

Как в ДНР и ЛНР встретили пятую годовщину образования республик

Поездка в Донбасс на майские праздники — это уже традиция, которой в этом году исполнилось пять лет, как и самим народным республикам. Если у нас под майскими имеются в виду 1 и 9 мая, то в ДНР 1, 9 и 11 мая — День республики (12-е — в ЛНР), так что в эти длинные выходные появляется уникальная возможность посмотреть, как Донбасс живет мирной жизнью, как празднует, как радуется, как пытается найти хоть какой-то позитив среди ежедневных обстрелов, потерь близких, войны, которая давно стала неотъемлемой частью жизни каждого, когда уже сложно представить себе, как это вообще может быть — без войны.

Это было в другой жизни. Весной 2014-го, когда госпереворот в Киеве разбудил, казалось, спящий Донбасс. Этот регион всегда держался особняком от остальной Украины, хотя идеи отделения от нее оставались уделом маргиналов. Регион жил по принципу: вы к нам не лезьте, и мы к вам не лезем. Конечно, и сюда после ющенковской революции доносились отголоски неумолимо приближающегося перерождения страны, уничтожения всего привычного, всего связанного с Россией, с нашей общей великой историей. Но до второго Майдана с этим как-то жили.

2014 год стал переломным. Стало ясно, что по-прежнему уже не будет, что вот-вот придет враг, который до этого десятилетиями дремал где-то на Западе, придет и будет ломать Донбасс. И началась «русская весна». Вдохновил пример Крыма…

Впервые в бурлящий регион я попал лишь в июне 14-го, когда ополченцы взяли под контроль значительные участки границы, но все это время до этого я чувствовал пульс Донбасса, я понимал, что происходит, я видел это каждый день с экрана телевизора, получал информацию и эмоции от своих друзей там, через Интернет.

Тогда все искренне верили, что это долгожданная революция против опостылевшего, навязываемого десятилетиями агрессивного «украинства», что теперь будет, как в Крыму, что стоит только выйти, провести референдум, и вот она… Россия.

Но не вышло. Вместо России (или даже большой Новороссии, реальность которой весной 2014-го никто не подвергал сомнению) получились какие-то мало кому понятные народные республики. Да еще и в значительно уменьшившихся благодаря украинской агрессии границах. Вместо мира и процветания пришла война. Но даже тогда, в ее самом начале, никто не верил, что это всерьез и надолго. Как и республики, которые воспринимались как переходный период на пути в Россию.

Прошло пять лет. По традиции в День республики города ДНР меняют раскраску — они облачаются в цвета государственного флага: черный, синий, красный, флагами, праздничными билбордами украшены все улицы. Новшество социальной рекламы этого года — портреты детей с надписью «я родился (лась) в ДНР».

Пять лет. Ничтожно мало для истории, но серьезный период жизни и человека, и государства, которое родилось в пламени войны. Как ни крути, но детям, которые родились в том полном надежд и страха 2014-м, уже пять лет. А сколько тех, кто родился чуть раньше, но еще не вступил в сознательный возраст при Украине? Растет новое поколение, для которого Украина — это исключительно война. Дети, для которых республики — единственная реальность, а будущее — Россия. Когда я иду по улицам Донецка в эти праздничные дни, когда вижу праздничные шествия с флагами и инсталляциями, вижу улыбающихся людей с трехцветными ленточками, детей с такими же ленточками и флажками, радостно размахивающих ими, приветствуя яркое солнце, мирное небо и тысячи воздушных шаров в нем, я понимаю: республики состоялись, как бы ни бесились злопыхатели и сколь бы скептически ни смотрели на них доброжелатели.

Я часто слышу ворчание жителей Донбасса, мол, хотели-то в Россию, а получилась муть какая-то, мол, не за то воевали и т.д. И я смотрю на их детей, которые искренне радуются, что живут в ДНР и ЛНР. И я понимаю, что даже если путь в Россию для этих людей будет долгим, они с него не свернут, назад, в Украину, пути нет и не будет. Реальность изменилась необратимо. Даже подвыпившие подростки, поющие гимн республики нестройными голосами, завернувшись в трехцветные флаги, вызывают некое чувство уверенности в будущем. У них все получилось. Они имеют право.

Пять лет. Маленькая жизнь. Во время традиционной праздничной демонстрации 11 мая в Донецке на улице Артема ведущий рассказывает про боевой и трудовой путь республики, и в подтверждение по главной улице столицы проносятся колонны праздничных инсталляций, представители трудовых коллективов и регионов, в том числе оккупированных, марш физкультурников, военных.

2014-й. Рождение республики. Формирование министерств и ведомств. Первые вооруженные столкновения с карателями. Героическая оборона Славянска. Кровавое 9 мая Мариуполя. Война, внезапно ставшая реальностью для всех жителей. Бои за Саур-Могилу, Иловайский котел. Бои за аэропорт. Выборы главы и парламента республики.

2015-й. Освобождение аэропорта. Освобождение Дебальцева.

2016-й. Начало выдачи паспортов ДНР.

2017-й. Блокада, устроенная Киевом. Введение государственного контроля на предприятиях. Начало запуска простоявших всю войну промышленных гигантов.

2018-й. Подлое убийство первого главы республики Александра Захарченко.

2019-й. Указ президента России Владимира Путина об упрощенной процедуре предоставления гражданства жителям Донбасса.

Пять лет как один миг, полный многих славных свершений, боевых и трудовых подвигов.

Спустя пять лет жизнь изменилась к лучшему, это заметно буквально во всем. Жители, бежавшие от войны в самом ее начале, начали возвращаться. Появляются новые рабочие места, запускаются заводы, открываются школы, поликлиники, детские сады. Города Донбасса, которые в 2014–2015-м напоминали чернобыльскую зону отчуждения, оживают.

Помню, в 2014-м в поселке Октябрьский вблизи Донецкого аэропорта я просыпался от звука метлы на улице. В поселке оставалось совсем немного жителей, его каждый день осыпали тоннами снарядов, но улицы мели. И свет чинили, если перебивало провода, зачастую — под огнем противника. Уже тогда я понимал, что этих людей не сломить, что Донбасс возродится, что бы с ним ни случилось.

Конечно, темпы восстановления не такие, как хотелось бы. Возвращается намного больше людей, чем республики в реальности могут дать рабочих мест, многие продолжают уезжать на заработки в Россию, но уже спокойно оставляют свои семьи. Поднимается малый бизнес, ведь людям каждый день нужны магазины, кафе, парикмахерские, мастерские и т.д. Хотя и тут сложности: комендантский час (что мешает зарабатывать ночным магазинам, развлекательным заведениям), сложности бюрократических процедур и косность мышления чиновников, оставшихся еще с украинских времен.

Наверное, мне как человеку, который ездит сюда по несколько раз в год, сложно сравнивать, а вот тот, кто не был с 2014-го, точно бы удивился переменам. Впрочем, есть и не очень приятные изменения в сравнении с «военным коммунизмом» 2014-го. Цены растут абсолютно на всё. Цены на многие продукты уже сравнимы с ростовскими или даже московскими: украинская блокада заметно истощила поток украинских товаров, их место заняли более дорогие российские. Подорожал проезд в общественном транспорте. Впрочем, одно из главных достижений властей: цены на услуги ЖКХ остались практически на уровне 2014 года, в этом большое преимущество перед Украиной. Впрочем, перед Украиной преимущество во многом, даже в ценах на целый ряд товаров, за которыми люди с оккупированных территорий ездят через линию фронта, несмотря на риск, чтобы сэкономить. Или чтобы получить социальные выплаты или медпомощь, которую власти республик оказывают всем жителям Донбасса.

Конечно, не хватает работы, хотя и тут прогресс, в сравнении с 2014–2015 гг.., налицо. Правда, средняя зарплата по-прежнему 5–7 тысяч рублей, пенсия — три, намного больше получают шахтеры (шахты постепенно запускаются, как и заводы) и военные, что дополнительно стимулирует молодежь идти на защиту республик.

Да, патриотизма в сравнении с временами «русской весны», когда сто процентов людей шли на войну за идею, поубавилось, как и веры в то, что Россия примет их к себе. Есть, конечно, и небольшая обида на Россию, но явно недостаточная для того, чтобы снова лечь под Киев, лишь бы кончилась война. Эта тема для Донбасса закрыта. Война навсегда разделила Донбасс и Украину.

Да, люди больше выживают, чем живут. Но они научились этому, научились переносить все тяготы, которых у них еще больше, чем у жителей Украины. Только у последних нет войны. А тут есть, многие люди до сих пор живут под ежедневными обстрелами, но они научились выживать и по-прежнему не собираются идти на компромисс с врагом.

Конечно, люди хотят жить, а не выживать. Жить, как все нормальные люди во всем мире: учиться, работать, заводить семьи, открывать бизнес, путешествовать. И как бы тяжело ни было, они верят в то, что все это будет.

Для многих вторым дыханием «русской весны» стал указ российского президента об упрощении получения российского гражданства. Пять лет этого тут ждали, и вот выстраиваются очереди на подачу документов. Все, с кем я говорил, собираются получать российский паспорт, но никто не собирается уезжать в Россию. Их земля здесь, и они с нее не уйдут никогда, как бы ни тужился Киев, стараясь сделать Донбасс безлюдным, осыпая его снарядами и душа всевозможными блокадами.

«С праздником, луганчане! С праздником, россияне!» — восклицает ведущий праздничного концерта со сцены в День Республики в Луганске, и многотысячная толпа, размахивая элэнэровскими и российскими триколорами, заходится в экстазе. Эти люди заслужили право быть россиянами, в отличие от многих россиян, ставших таковыми по праву рождения. Они и были россиянами все эти пять лет. Они были частью исторической Большой России, временно забытой и отрезанной от Большой земли.

Каждый новый год республик все больше вносит исправлений в эту историческую ошибку, все дальше уводит Донбасс от свалившейся в русофобский штопор Украины и приближает к исторической Родине.

Глядя на все это, я думаю, что все эти пять лет, которые некоторые считают годами предательства со стороны России, годами бессмысленной и безнадежной мясорубки, прошли не зря, они закалили людей, научили их тому, что значит быть русским не по паспорту, а по духу. Это чувство, увы, в России многим незнакомо, и не дай бог им пережить то, что пережил Донбасс на пути в Россию. Все эти жертвы, тысячи убитых, искалеченных, потерявших дом и близких — все это уже не может быть напрасным, и люди в Донбассе это понимают. И сегодня они получили возможность почувствовать себя россиянами. Это для вас этот бордовый кусок бумаги просто бордовый кусок бумаги, а для людей там — это нечто, не имеющее цены, нечто омытое кровью и потом защитников Новороссии и ее жителей.

А война не останавливается ни на минуту. Заранее запланированный выезд на «передок» у меня в этот раз сорвался: очень жесткие обстрелы, местные командиры не приняли на себя риск пускать туда журналиста. Каждый день «двухсотые». На днях получил известие о гибели знакомого — снайпер снял…

Это благодаря им республики состоялись, тем, кто погиб, и тем, кто продолжает с оружием в руках останавливать бандеровскую заразу. И благодаря мужественному, трудолюбивому народу Донбасса, который не сломила ни война, ни блокада. Если кто не верит — поезжайте в Донбасс в эти дни, взгляните на счастливые лица детей, походите вечером по заполненным гуляющим народом бульварам и площадям, а потом отправляйтесь на войну, посидите пару дней под обстрелом, и вы поймете истинную цену простому человеческому счастью — жить.

В Донбассе живут счастливые люди. Пусть до конца войны еще далеко, но они уже победили. А республики, которые пять лет назад все считали каким-то приколом, стали полноценными государствами. России есть чему поучиться у этих людей, которые сделали невозможное и которым сегодня мы раздаем паспорта — то, что должны были сделать пять лет назад. Многие из них заслуживают эти паспорта гораздо больше, чем мы с вами.

Дмитрий Родионов, РенTV


Право быть Россией

Война на Донбассе; Дмитрий Родионов; Кризис на Украине; Россия; Украина и ЛДНР

По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *