НАТО: рисковый военный блок или старый бабайка в шкафу?

НАТО: рисковый военный блок или старый бабайка в шкафу?

Чем грозит для России полное прекращение сотрудничества с Североатлантическим альянсом?

Как сообщил заместитель главы МИД РФ Александр Глушко, по состоянию на 15 апреля 2019 года официальное сотрудничество между Россией и НАТО по гражданской и военной линиям полностью прекращено. Инициатором выступил Брюссель, как выразился дипломат — полностью отказавшийся от позитивной повестки дня в отношениях.

В переводе на русский это значит примерно следующее. Разговаривать там стало не с кем и не о чем. Заявления официальных и неофициальных лиц НАТО абсолютно утратили адекватность реальной действительности и даже всякую логическую последовательность. Руководство Альянса занимается только эпической говорильней и самолюбованием, абсолютно никак не желая действительно решать задачи международной безопасности. Хотя бы в зоне собственной ответственности согласно их уставным документам.

После долгих и многочисленных попыток достучаться до их разума Россия на сохранение диалога махнула рукой тоже. Не хотите — дело ваше, у нас и других забот хватает. С этого момента каждый следует своим курсом. Но семь десятков лет непрерывного общения только сквозь прорезь прицела не прошли даром. Тем более что всегда ранее полный разрыв связей означал наступление 4 часов утра 22 июня 1941 года…

Командование НАТО и возглавлявшие его США аналогичные планы вторжения разрабатывали начиная с 1946 года (план Totality генерала Эйзенхауэра, того самого, который потом стал американским президентом). На данный момент аналогичных проектов известно более десятка. Наиболее часто упоминаемые — Dropshot (1949), SAC (1956) и проект Роберта Кеннеди по инсценировке нападения СССР на США для оправдания американского нападения на Советский Союз (1962). И что, началось?

Отчасти да, хотя шаг натовского командования, а точнее — военно-политического руководства США военные эксперты и называют абсурдным. Но началось совсем не то, чего некоторые аналитики и комментаторы ожидали на протяжении всего периода холодной войны, а правящая элита некоторых постсоветских страны, вроде украинской, так вообще откровенно мечтает и по сей день. Количество и вправду перешло в качество, только оно оказалось совершенно иным.

Москва прекратила попытки диалога с Брюсселем не столько из-за неадекватности позиции НАТО по абсолютному большинству глобальных вопросов, сколько из-за критичного несоответствия самого НАТО раздуваемому им собственному медийному образу в СМИ.

Когда Вторая мировая война закончилась, США имели в Европе 1,9 млн солдат и офицеров в составе двух армейских групп, четырех армий и 62 дивизий (в том числе 43 пехотных, 16 бронетанковых и 3 воздушно-десантных). Потом, в 1946-м, группировку сильно урезали, до 290 тыс., но после создания оборонительного военного блока против СССР ее снова начали расширять.

Расквартированная в Западной Германии 7-я армия США в 1952 году превратилась в единое Европейского командование экспедиционных сил в Европе, подчинив себе командования сухопутных войск (USAREUR), ВВС (USAFE) и ВМС (USNAVGER).

На пике своего могущества оно имело на постоянной основе два армейских корпуса. 5-й состоял из 8-й механизированной и 3-й бронетанковой дивизии, 11-го бронекавалерийского полка, двух групп полевой артиллерии и отдельных частей обслуживания и обеспечения. В 7-й входили 3-я механизированная и 1-я бронетанковая дивизии, 3-я бригада 1-й механизированной дивизии, 2-й бронекавалерийский полк и стандартная корпусная основа в виде тех же двух групп полевой артиллерии и прочих тыловых подразделений.

Кроме них командованию в Европе подчинялись 56-я бригада УР «Першинг», 32-е командование ПВО, а также собственное командование специальных операций в составе отдельного батальона рейнджеров и группы (полка) специального назначения. Плюс части связи, электронной и прочей разведки.

В 1980 году американский контингент в Западной Европе насчитывал 340 тыс. только постоянно развернутого состава и имел больше 450 тыс. так называемого приписного. Американские части, расквартированные дома, по зеленому свистку должны были ударными темпами перебрасываться в Европу для формирования там американской группировки в 780–900 тыс. штыков «первой очереди». С перспективой последующего их наращивания до 1,4–1,6 млн. в случае перехода холодной войны в обычную горячую. Еще 1,7–1,8 млн солдат выставляли европейские союзники.

Для ускорения процесса наращивания сил «в угрожающий период» в рамках операции «Маятник» планировалось перевозить через Атлантику личный состав первой волны только с личным стрелковым оружием. Все остальное загодя складировалось в Европе. Преимущественно на территории ФРГ (против ГДР и Чехословакии), так сказать, в полосе ответственности Центральной группы армий ВС СССР. Всего в Европе американцы накопили тяжелого вооружения на 7 (по другим данным 9) танковых и 14 (18) механизированных дивизий, а также боеприпасов и предметов снабжения из расчета на 400 суток активных боевых действий.

Вот тогда НАТО действительно представляло собой грозную военную силу. Но потом распался СССР, как оказалось, унося с собой главный смысл существования Альянса, а позднее начали заканчиваться деньги. Хотя насчет порядка событий тут сказать сложно. Вроде оптимизация экспедиционных сил по финансовым соображениям началась только после 1997–98 годов, однако уже в 1990-м, для предстоящей операции по освобождению Кувейта в Саудовскую Аравию был переброшен 7-й корпус, включая все ему принадлежавшие 1200 танков, 1700 бронемашин, 650 артсистем и 325 вертолетов.

Хотя по окончании боев в Европу его вернули, но только для того, чтобы потом демобилизовать. В течение 1991–94 годов полностью домой в Америку уехали или оказались расформированы 3-я бронетанковая и 8-я механизированная дивизия, четыре бригады полевой артиллерии, две танковые бригады (включая знаменитую Берлинскую) и две механизированные. А 18 марта 1992 прекратил свою существование и сам 7-й корпус.

До середины нулевых командование войск США в Европе сохраняло 5-й корпус, хотя и в усеченном составе. Каждая из двух ему подчиненных дивизий по одной бригаде на постоянной основе тоже держала уже в Соединенных Штатах. Но потом всё стало совсем плохо.

В 2005 начался вывод домой единственной в Европе американской бронетанковой дивизии, а годом позднее - и механизированной. Процедура полностью закончилась в мае 2011-го. К тому моменту также расформировали 41-ю бригаду полевой артиллерии, 11-ю группу армейской авиации и 190-ю инженерную бригаду.

К 2016 году американская группировка в Европе усохла до 62 тысяч штыков в тринадцати гарнизонах в пяти европейских странах: в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, Германии и Италии, или более чем в пять раз. ВВС использовали семь баз в шести странах.

С 2004 года перестал существовать 6-й «Средиземноморский» флот. Сегодня он имеет единственный постоянно к нему приписанный борт — флагманский корабль командования и управления LCC 20 Mount Whitney. Дальше чистая игра в наперстки. Любая американская корабельная группировка, заходящая в Средиземное море с оперативными целями (например, стрельнуть крылатыми ракетами по Сирии) или следующая транзитом (допустим в Индийский океан через Суэцкий канал или обратно на базы в США), временно включается в состав 6-го флота. В результате флот есть, хотя кораблей и лодок у него нет — «ловкость рук и никакого мошенства».

21 октября 2017 года командующий войсками США в Европе Бен Ходжес заявил, что в его подчинении находится всего 30 тыс. военнослужащих, и это абсолютно недостаточно для решения каких бы то ни было оборонительных задач по сдерживанию российской военной агрессии. Из них две бригады — одна легкая пехотная «Страйкер» и одна еще более легкая, тоже пехотная, — батальон рейнджеров, артиллерийский дивизион, два дивизиона зенитных ракет и около 5 тыс. всяких штабных и тыловых. На этом всё.

Ах да, склады. С тяжелой техникой и вооружением для экстренного оснащения перебрасываемых через Атлантику частей. Когда-то там добра хранилось на 7 танковых и 14 механизированных дивизий. Но с тех пор утекло слишком много воды. К весне 2018 года складское хозяйство США в Европе позволяло развернуть всего 4 танковые бригадные группы и еще один бригадный комплект Корпуса морской пехоты хранится в Норвегии. Иными словами, от силы получится создать одну дивизию. И то если склады не накроют какие-нибудь «Калибры».

Больше американских сил в Европе нет. Имеющихся откровенно мало не то что для войны с Россией со сколько-нибудь решительными целями, их недостает даже для решения локальной задачи обороны одной только Прибалтики.

Проблему очевидного несоответствия факта ожиданиям в Пентагоне понимают более чем хорошо. Равно как не обольщаются на тему размера военной помощи союзников по блоку. Бундесвер в 1990-м насчитывал 360 тыс. штыков в сухопутных частях, сегодня их имеется лишь 62 тысячи, причем в боевых частях и того меньше — 24 тыс. штыков.

Это выглядит смешным, но его превосходят даже вооруженные силы Канады (88 тыс. чел.). На этом фоне заявленные 184 тысячи Войска Польского вообще кажутся великой армадой, хотя и там полноценных войск всего 102 тыс., остальное — очень легкие и слабо подготовленные территориальные батальоны.

Таким образом, формально, на бумаге, европейские партнеры собственных армий имеют как бы много, до 850–900 тыс. солдат и офицеров, но по факту единственным более-менее реальным формированием является европейский корпус быстрого реагирования, якобы включающий 23 тысячи человек из всех европейских стран вскладчину. Да и тот, как показали учения трех последних лет, может быть поднят по тревоге и куда бы то ни было перемещен в пределах 500 километров в течение не меньше чем 200 суток.

Впрочем, если уж очень срочно понадобится, из его состава можно быстро собрать целых 5 тыс. сил так называемой сверхвысокой готовности. Правда, речь тут идет исключительно об узко заточенном легком спецназе, вроде немецкой антитеррористической группы GSG9 и ее аналогов, к бою против линейных танковых и механизированных частей явно не очень пригодных. Да и этих на учениях 2017 года получилось сконцентрировать лишь около 600 человек. На всё НАТО.

Но признать факты дряхлеющий гегемон по целому ряду причин не желает. В том числе из стремления как-то сохранить альянс в качестве дойной коровы для поддержания на плаву американского военпрома. Хотя молока она уже давать категорически отказывается, тем не менее Пентагон старательно компенсирует стагнацию блока ростом медийной истеричности.

Как в части декларации целей как бы неуклонного увеличения могущества военных возможностей, так и в придумывании разных, якобы новых, стратегий сдерживания русских. Вроде учений по переброске 1-го батальона 5-го бронетанкового полка 2-й танковой бригады 1-й бронетанковой дивизии из Форт Блисс (США) в Польшу в начале текущего года.

Очевидность фатальной глубины несоответствия рекламной картины фактическому положению вещей и породила, в конечном счете, сложившуюся ситуацию. Всё сказанное выше не является шапкозакидательством или основанием для самоуспокоения. Россия свою обороноспособность и технический уровень вооруженных сил повышать продолжает.

Как прямо отметил Владимир Путин, если потребуется, мы полны решимости и имеем необходимые возможности ответить не только по Европе, но и нанести неотвратимое поражение по центрам принятия решений на территории США. Начинать войну мы не хотим и агрессивных планов не вынашиваем, но в случае необдуманных действий со стороны любого противника ударить можем и сделаем.

А вот именно что говорить нам с НАТО больше действительно не о чем. От слова — совсем. Демонтаж его остатков — это уже не наша проблема. И никакой для нас угрозы прекращение попыток диалога с этими неадекватами не несет совершенно. Мир изменился. История глобального противостояния с Североатлантическим альянсом закончена. И это, безусловно, хорошо.

Александр Запольскис, Regnum


НАТО: рисковый военный блок или старый бабайка в шкафу?
19 апр 20:48Новости войны
По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *