08 июн 15:18Новости войны

Пусть они говорят…

Пусть они говорят…

Знаете, что такое открытость? Это когда из четырёхчасовой прямой линии каждый может выцепить что-то своё и успокоиться или в ужасе взмахнуть руками — всё зависит от того, кто смотрит и какими глазами. В этом смысле селекторное совещание Путина с народом, несмотря на все старания телевизионщиков, оказалось золотым дном для толкователей и коллег

И удивительным образом последовало за первым в истории общением канцлера Меркель за все четыре срока подряд… нет, не с народом — с собственными депутатами бундестага. И то, что из одного часа общения госпожи с народными избранниками никто не смог вынести ничего, кроме того, что она говорила как по писаному и даже — героиня! — ответила на вопрос депутатов от «Альтернативы для Германии» («Мы всё сделали правильно, и отступать я не собираюсь»), собственно, и характеризует уровень открытости канцлерин.

Зато Путин как Фрейд — вскрыл все комплексы, надежды, страхи и ненависть в Лас-Вегасе мировых медиа. Вот реально такое впечатление, что все мировые газеты сговорились, кто будет про что писать по поводу прямой линии на русском ТВ. Или просто каждая газета действует по принципу «у кого что болит, тот о том и говорит». И тут распахиваются глубины подсознания, и прах Зигмунда Яковлевича начинает клубиться в городе Лондоне.

Ну так на что обратили внимание коллеги из европейских СМИ?

The Times из всего массива путинского разговора выцепила «Путин: Сирийская война бесценна для тестирования оружия». В тексте, впрочем, слово priceless оказывается закавыченным. Издание также приводит некоторые цифры: русские испытали 200 видов вооружения за всё время конфликта. Ну и для придачи правильного лица жуткой России цитирует неназванных правозащитников из Сирии, которые утверждают, что именно русские ответственны за гибель 6100 гражданских в Сирии. М-м-м… Что-то не припомню, чтобы кто-то всерьёз обсуждал подобные цифры. И, наверное, поэтому издание быстро переходит к Скрипалям.

Газета The Guardian не стала ступать на скользкий путь ближневосточной кампании, а выцепила то, что в заголовке обозначила: «Путин предполагает, что #metoo — это заговор».

Правда, в тексте это выглядит как «своего рода заговор». И в конце уже ненавязчиво сравнивают депутата Госдумы Слуцкого с Харви Вайнштейном. Насколько я припоминаю, эта тема на прямой линии не всплывала, а была озвучена во время встречи с пулом журналистов. Но ответ Путина в любом случае был примечательным. Оказывается, Путин ничего не слышал об этой истории (не доложили?). Но гарант типа в теме и довольно чётко просекает, что налицо кампания (кампанейщина никогда ничего не приносит хорошего).

Более того — когда начинается кампания, то прикладные точки её весьма избирательны. Вот и мы видим, что у нас как-то всемирным злом попытались назначить одного Леонида Слуцкого, а других громких имён мы не видим и не слышим. И как юрист Путин тоже правильно понимает, что без обращения в судебные органы любые обвинения — не более чем пиар-инструмент. Цель приложения которого может быть вообще любой, широкой публике, например, вовсе неизвестной.

Остальные темы оплот свободной мысли The Guardian не очень взволновали. Наверное, потому, что касались внутренних проблем России. А про Сирию уже надоело.

The Independent даёт выжимку «Путин предупреждает на тему украинского вопроса, американских тарифов и третьей мировой войны». Хотя в тексте как раз много про то, что Путин обсуждал многочисленные внутренние вопросы типа цен на бензин, разваливающихся поликлиник. А также Олег Сенцов и Скрипали. А ещё он сравнил Порошенко с Асадом. Что следует из последнего пассажа, читателю не объяснили.

Немецкие издания также обращают внимание на совершенно различные по сути части четырёхчасового разговора русского президента с его народом. Так, Die Welt делает упор на то, что «Путин хочет защитить права соотечественников в Прибалтике». Это понятный посыл для обычного немецкого читателя, потому что тут помнят, что случилось с соотечественниками в Чехословакии, Польше, Венгрии и Югославии в количестве миллионов двенадцати — четырнадцати.

Der Spiegel волнуется за Украину: «Путин предупреждает Украину об очень серьёзных последствиях в случае атак на сепаратистов во время чемпионата мира». И в то же время напоминает читателю, что на понедельник в Берлине назначена встреча с участием министров иностранных дел России, Франции, Германии и Украины именно по поводу выполнения всяких соглашений. Или невыполнения. Издание также отмечает выступление писателя Захара Прилепина. Последний раз в Der Spiegel поминали Прилепина в 2016 году в связи со статьей в КП.

Газета Bild успевает на рынке информации обычно быстрее всех местных газет, за что её откровенно не любят коллеги из «крутых» изданий и обзывают «жёлтым червяком».

Ну и сама Bild также мало кого любит, в том числе и Россию. Но из всего разговора по прямой линии Bild выцепила себе заголовок «Путин хочет больше русских детей». Естественно, с фотографией Путина среди красавиц — сотрудниц call-центра прямой линии (или как он у нас там называется). Сразу под ним — статья «Партия «АдГ»/AfD рассматривает правление Меркель как вредительство». Ну так, чтобы не расслаблялись.

Но зато, чтобы вы понимали разницу между жёлтой прессой и качественной, вам в пример статья из Frankfurter Allgemeine под названием «Царь и его придворные» (тоже фото с тринадцатью красивыми женщинами из числа волонтёров). Вы заметили разницу? Я — нет. Прошедшую прямую линию газета называет «краш-тестом для аппарата правительства». Из новшеств автор отмечает отсутствие публики в зале и вызов для ответа самых разных начальников.

Stern утверждает, что «Путин в основном рисует позитивный образ своей страны. В ежегодном телешоу с вопросами к президенту России Владимиру Путину кремлёвский босс снова создавал преимущественно позитивный образ своей страны».

Ну, учитывая бледный вид местных и московских начальников, которым пришлось выслушивать как от Путина, так и от простых граждан, я бы не стал так категорически утверждать. Хорошо, что Stern ещё историю про лягушек в квартире то ли не услышал, то ли не понял.

Финская пресса типа Ilta-Sanomat подошла к освещению прямой линии очень по-деловому — они дали несколько блоков по ходу самого мероприятия без кликбейтных заголовоков и сравнений Путина с царём. Примерно в таком духе: «Программа прямой линии президента Владимира Путина продолжалась более четырёх часов. В прямом эфире Путин ответил более чем на 70 вопросов. Во время прямой линии простые граждане задавали Владимиру Путину самые разные вопросы. Путин занимался в эфире как проблемами отдельных людей, так и более широкими социальными вопросами». Немножко смахивает по стилистике на советскую газету «Правда», но зато соседи у нас добрые и понятливые.

Игорь Мальцев, RT


Новости mirtesen.ru
Загрузка...
По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *