07 июн 19:12Новости войны

Россия перестала быть failed state и требует уважения

Россия перестала быть failed state и требует уважения

Будем надеяться, что принцип «тащить и не пущать» в данном деликатном случае не станет путеводной звездой для депутатов, тем более что Леониду Слуцкому сейчас каждое лыко будет ставиться в строку.

Инициатива председателя Государственной думы Вячеслава Володина проработать вопрос о мерах воздействия на те СМИ, в которых допускаются оскорбления высших должностных лиц России, в целом является вполне здравой.

Дело в том, что антидиффамационных статей Уголовного кодекса явно недостаточно для решения этой проблемы, поскольку невозможно представить себе, чтобы президент, премьер-министр или кто-либо другой из руководителей страны первого эшелона вступали в судебную тяжбу с конкретным журналистом с целью защиты чести и достоинства.

В этой диспозиции чиновник оказывается заведомо проигравшей стороной, поскольку, даже если суд примет решение в пользу пострадавшего, авторитет должностного лица подвергнется значительной девальвации из-за самого факта разбирательства на равных с человеком, чей политический и государственный вес несопоставим с его собственным.

По сути дела, правители России практически лишены возможности защищать себя от элементарного хамства, которым в течение многих лет грешат многие медиа независимо от их политической направленности.

Речь, насколько я понимаю, не идет о запрете на критику.

Володин дал указание и поручил комитету Госдумы по международным делам проанализировать законодательство Совета Европы в этой сфере, а это значит, что именно европейские правовые стандарты, исключающие цензуру, запрещенную и российским законодательством, будут взяты за основу при принятии какого-то решения.

Скажем, за надругательство над гербом или флагом России предусмотрено уголовное наказание, но ведь должность президента или главы правительства, помимо того, что это высокое чиновничье кресло, является еще и символом российской государственности. А значит, точно так же должно быть защищено законом.

Существует, конечно, небольшая вероятность того, что законодатели переусердствуют и разработают такой законопроект, в котором любое критическое мнение можно будет приравнять к оскорблению. Но глава комитета по международному законодательству Леонид Слуцкий уже заявил, что «решение этого вопроса не должно превращаться в полицейщину».

Будем надеяться, что принцип «тащить и не пущать» в данном случае не станет путеводной звездой для депутатов, тем более что господину Слуцкому сейчас каждое лыко будет ставиться в строку.

Если он расстарается и раскопает в недрах европейского права какой-нибудь особо злостный запрет для использования его в качестве примера для подражания, то его начнут обвинять в желании отомстить журналисткам, накатавшим на него «телегу» про сексуальные домогательства.

Ну и вообще, адепт солнечной телесности, реинкарнация Вахка в роли строгого и чопорного цензора будет смотреться крайне нелепо. Конечно же, лучшей кандидатуры невозможно себе и представить. Игривый и, вполне возможно (можем только предполагать, пока не доказано судом), временами впадающий в фривольность депутат – это, похоже, правильный выбор для исследования столь деликатной темы.

Жесткие меры по искоренению годами складывавшейся развязной манеры журналистов говорить о представителях власти могут породить подозрение в слабости позиций государства, вынужденного оберегать свою репутацию при помощи репрессий. Уязвимый для критики Слуцкий, надо полагать, сможет разработать и предложить предельно мягкий вариант купирования медийного хамства в адрес высших должностных лиц.

А если рассматривать проблему несколько шире, то словосочетание «Российская Федерация» за годы правления Путина стало звучать совершенно иначе. За это время мы научились уважать собственное государство, видеть и ценить динамику его развития, силу и перспективы. Оно окрепло, и отношение к нему становится иным по абсолютно объективным причинам.

Это уже не failed state, каким Россия была в ельцинский период, а состоявшаяся, зрелая государственность, наличие которой даже ее противники и оппоненты не в состоянии поставить под сомнение.

Поэтому и встает вопрос о смене тональности. Если еще 15–20 лет назад чествовать чиновников как негодяев, мерзавцев, аферистов и прочее было в порядке вещей, то сегодня было бы неплохо для начала предъявить публике факты, свидетельствующие о том, что они действительно таковыми являются.

#{author}Та власть действительно воспринималась как убийственная компания воров, мошенников и разрушителей России, нынешняя по факту сумела воссоздать страну и придать ее движению в будущее осязаемый смысл и подлинное величие.

За этой сменой вех наши медиа явно не поспевают, почему, собственно, оскорбительные и безответственные реплики, утверждения и претензии стали вызывать серьезное раздражение.

Критикуйте сколько хотите, но обосновывайте свое мнение, приводите доказательства, будьте готовы в суде отстаивать свою позицию. А брань «бессмысленная и беспощадная», к которой и сегодня охотно прибегают представители либерального сообщества, должна быть наказуема, как и в случае, если один гражданин оскорбляет другого гражданина.

Но у рядового гражданина есть возможность, которую ему предоставляет закон, защитить себя от диффамации, а у государства, вернее высших должностных лиц, такой возможности нет. Пусть будет.

Андрей Бабицкий, ВЗГЛЯД

По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *