15 дек 17:35Новости войны

Чей Крым?

Чей Крым?

Американцы делают «крымский вопрос» вечным препятствием для нормализации с Россией

На этой неделе в американо-российском дискурсе неожиданно всплыл «крымский вопрос».

Сначала глава Госдепартамента Рекс Тиллерсон вспомнил про Крым, заявив, что США хотят вернуться к вопросу Крыма, но в приоритете урегулирование ситуации в Донбассе. В тот же день посол США в России Джон Хантсман, отвечая в «Твиттере» на вопрос «Чей Крым?», ответил, что он «украинский».

И ведь вроде уже тысячу раз представители российской власти подчеркивали, что «крымский вопрос» закрыт навсегда. Но американцам хоть кол на голове теши. «Я знаю, что президент Путин ясно дал понять, что это обсуждаться за столом переговоров не будет. В какой-то момент будет», — отрезал Тиллерсон.

Справедливости ради надо отметить, что американцы, как и европейцы в последнее время предпочитали про Крым не вспоминать, концентрируя внимание на необходимости разрешения донбасского конфликта. Даже несмотря на гневные, а порой истеричные призывы Киева не забывать о полуострове и рассматривать» крымский вопрос» в одном пакете с «донбасским».

Право же, чего добьется Запад постоянно мусоля эту тему? Элементарно — того, что Москва вообще откажется вести какие-либо переговоры с теми, кто открыто покушается на ее территориальную целостность. Ребята, если вы заявляете, что после возврата Донбасса Украине вы будете требовать еще и Крым, то, наверное, нам вообще говорить не о чем.

В Америке и в Европе сидят далеко не глупые дядьки, которые понимают: если Москва упрется — не то что о решении «крымского вопроса» — об урегулировании в Донбассе говорить не придется. А решить вопрос с Донбассом без активного участия России невозможно, и это понимают все.

Потому и помалкивали насчет полуострова, стыдливо отворачиваясь от крикливых украинских истеричек, требующих предъявить России за Крым здесь и сейчас. Объяснить истеричкам, что сейчас не до того — крайне трудно, а злить Россию чревато.

И вдруг, как гром среди ясного неба, сразу два высокопоставленных дипломата, один из которых глава Госдепа, практически синхронно достают из пронафталиненного сундука «крымский вопрос».

Стоит отметить, что Тиллерсон все же был более сдержан в выражениях и даже политкорректен. По сути, ничего такого он не сказал по поводу принадлежности полуострова. Просто напомнил, что для США, в отличие от России, «крымский вопрос» не закрыт, и что Вашингтон готов рано или поздно к нему вернуться. Мы как-то и не сомневались. Санкции-то за Крым до сих пор действуют, значит, они не забыли. Другой вопрос — зачем было сейчас об этом напоминать? Но об этом позже.

А вот посол выразился более четко: Крым — это Украина! И никакой политкорректности и расплывчатых формулировок. И это уже вызывает вопросы.

Ханстман — посол США в Российской Федерации. То есть — во всей России, а не в России до марта 2014-го. Нельзя быть послом в части страны. А в Конституции России написано, что Крым — это ее часть. Значит, Ханстман не уважает и отвергает российскую Конституцию. А что он тогда делает в России? Не очень понятно.

Никто не отнимает у него права не посещать Крым как часть России, как не посещать Дагестан, Пермский край или Еврейскую автономную область. Но мне одному кажется, что посол должен признавать верховенство Конституции страны, в которой он пребывает послом? Опять же, за язык его никто не тянул, мог бы ответить обтекаемо, как и его шеф: мол, существует «вопрос», который рано или поздно придется решать. А он сказал — как отрезал. Отрезал все пути к нормализации диалога между нашими странами. Хорош посол!

Впрочем, я не думаю, что он это брякнул, не подумавши. Такие вещи озвучивают по заказу начальства. А начальство — все тот же Госдеп, шеф которого, хоть и проявил сдержанность, но тоже затронул тему, которая, мягко говоря, не способствует налаживанию диалога.

Депутат Госдумы от Крыма Руслан Бальбек предположил, что Хантсман прогулял в университете те лекции, где рассказывалось о праве людей на самоопределение. Но это вряд ли так. Ведь вспомнили американцы о праве на самоопределение, когда признавали Косово. Вопрос о том, что важнее: территориальная целостность государства или право народа на самоопределение — чисто политический и решается каждой страной, исходя из собственных интересов и текущей конъюнктуры. Интересы США — в том, чтобы во всем противоречить России.

И все же до сего момента западные страны воздерживались от того, чтобы лишний раз без повода мусолить тему Крыма. Даже на фоне того, что «народная дипломатия» шаг за шагом ведет к общественному признанию полуострова частью России: европейские политики и бизнесмены активно посещают Крым. А руководство их стран ограничивается заявлениями о том, что позиция этих людей не совпадает с позицией государства. И то лишь после истерик поднятых Киевом — чем бы дитё не тешилось, лишь бы не плакало. И никаких мер в отношении посетивших Крым. И никаких репрессий против бизнеса, который, обходя санкции, начинает работать с полуостровом. Опять же — до тех пор, пока не возникнет скандал вселенского масштаба.

Синхронные заявления Тиллерсона и Хантсмана — не случайны. С одной стороны, они, конечно, призваны успокоить украинские власти, которые явно впадают в уныние от того, что Запад, поддерживая их позицию по Донбассу, ничего не предпринимает для «возврата» Крыма. Стоит отметить, что градус украинских истерик по этому поводу в последнее время заметно возрастает. Особенно по мере того, как Россия все больше привязывает полуостров при помощи Керченского моста.

Тут уже они не знают, что придумать. То экономический ущерб он им наносит (вспомнили о порте Мариуполь, который итак не очень-то нормально функционирует на фоне войны и экономической блокады Донбасса), приплели какие-то исторические морские пути, проложенные атаманами и гетманами. Вдруг вспомнили про экологию, которой в их виртуальном мире наносится ущерб (в реальном Москва делает для сохранения экологии региона намного больше, чем Киев за все годы владения полуостровом). Призывают другие черноморские страны поддержать их, придумывают иски в международные суды, которые изначально обречены на провал.

Секрет яростных «фантомных болей» Украины прост. Сначала они сами отрезали полуостров, устроив госпереворот, чреватый войной во всем южном Причерноморье. Потом они всячески продолжили обрубать связи с Крымом, организуя всякие «блокады», диверсии, не только еще больше привязывая к России его экономику, инфраструктуру, но и все больше убеждая крымчан в безальтернативности выбора, сделанного в 2014 году. И они только теперь начинают это понимать. Многие украинские политики открыто заявляют, что блокада Крыма сделала только хуже. Правда, голоса эти пока тонут в общем майданном реве «Зрада!». Да и повторять собственные ошибки украинские политики очень любят — сегодня все то же самое происходит в Донбассе, сам президент осуждает действия радикалов, развязавших «блокаду» — но воз и ныне там. Чем сильнее «майданщик» прыгает на граблях — тем больнее они дубасят его по лбу — тем сильнее крики и вопли на весь мир.

Западу, понятное дело, до фонаря «фантомные боли» незалежной. Но вот использовать лишний повод для давления на Россию — они не дураки. Мы же все понимаем, что Украина — это только предлог для Штатов для начала нового глобального противостояния с нашей страной. Не было бы Украины — ее стоило бы выдумать. Они и выдумали «Майдан». Так что поддержка Украины тут абсолютно логична и продиктована интересами Запада в новой холодной войне.

Другой вопрос, что на повестке дня сегодня Донбасс. А Крым — как бы выведен за скобки, вспоминать о не сейчас чревато срывом всего процесса.

Кстати, Киев сам делает все и даже больше для срыва процесса. Понятно, что выполнять «Минск» он не собирается. Но вроде как надо, Запад давит. Не сильно, конечно, но для открытого невыполнения обязательств нужны уже более серьезные аргументы. И Украина их находит. В тексте нашумевшего закона «о реинтеграции», в который зачем-то включили упоминание о Крыме.

Вот спрашивается, зачем? Причем тут вообще Крым, если закон о реинтеграции Донбасса? Логика где?

Логика проста: заложив в закон о Донбассе заведомо нереалистичное требование «возврата» Крыма (заодно убрав из него упоминание о минских соглашениях), Киев дает себе законодательное основание не выполнять обязательств вообще. Это как ударить сзади, а потом лечь на землю со словами «лежачего не бьют».

Чья это была инициатива — Киева? Или в Вашингтоне подсказали? В любом случае, как Порошенко, так и его американские хозяева выигрывают, затягивая процесс. В дураках остается Европа, подписи лидеров которой стоят под уже точно обреченными на провал соглашениями.

Но вернемся к главной теме: зачем американцы внезапно возвращаются к «крымскому вопросу? Американцам выполнение «Минска» в нынешнем виде тоже не выгодно, им вообще выполнение чего-либо не выгодно, им нужен перманентный хаос, который поддерживал бы «пламя» холодной войны против России. Но они, в отличие от своих украинских протеже, вроде как пока что адекватны, и нелогично им было бы таким образом грубо обрубать пути к отступлению. Но нельзя забывать еще и о логике войны, которой руководствуются в Вашингтоне. Я вам напомню, что еще говорил Тиллерсон. Он говорил, что Вашингтон не может «принять российское вмешательство на Украине». Как бы продолжая мысль шефа, на следующий день представитель Госдепа Хезер Науэрт открыто обвинила Россию в причастности к обстрелам мирного населения Донбасса.

Как это понимать? А так, что США «включают дурака», ибо попросту не заинтересованы в нормализации отношений с Россией. Их все устраивает. Вон недавно сменивший «пророссийского» Флинна на посту советника президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер, обвинил Россию в том, что она занимается «изощренной подрывной деятельностью» против Штатов. А еще, анонсируя новую стратегию нацбезопасности, которая будет представлена президентом страны 18 декабря, он заявил, что Россия будет идентифицирована в ней как «угроза».

Ведь гипотетическое урегулирование в Донбассе снимет официальный повод, который позволял вводить санкции против России, объявлять ее угрозой номер один, отмывать гигантские бюджетные суммы на «сдерживание России» и держать под колпаком союзников, пугая их «российской угрозой».

Если представить себе, что минские соглашения выполнены — это будет серьезным ударом для Америки. А значит, нужно тоже выставить заведомо невыполнимые условия налаживания диалога с Москвой, намекнув, что после Донбасса придет очередь Крыма. Не с плеча рубить, как это Киев привык делать, а осторожно так, намеками, чтобы не дать повода обвинить самих себя в неадекватности и потере ориентации в политической реальности.

К сожалению, приходится констатировать, что «крымский вопрос» для Америки не будет закрыт если не никогда, то уж точно не в обозримом будущем. Просто потому, что его снятие противоречит логике холодной войны. Маховик этой войны уже раскручен, и остановить его на нашем веку вряд ли удастся кому-либо. А Крым — это железобетонный аргумент для того, чтобы его не останавливать ни при каких условиях, кто бы ни был у власти в США. Вспомним, что Штаты так никогда и не признали вхождение Прибалтики в СССР. Или поправку Джексона-Вэника, которая работала еще десятилетия после исчезновения формального повода, приведшего к ее появлению.

И что, сильно это мешало нашим отношениям? Ну, мешало, конечно, но я бы не сказал, что сильно. Проблема не в конкретных поправках, санкциях или признании или не признании той или иной политической реальности. Проблема в самом факте, что США окончательно взяли курс на противостояние с Россией, и никакой Трамп при всем желании уже не может с него свернуть.

Даже если бы не Крым, Донбасс и Украина, нашлась бы Сирия, допинговые скандалы, да хотя бы «притеснение геев» в России. А скажите, выход США из договора по ПРО и размещение ракет в Румынии — они тоже Украиной спровоцированы? Да нет, конечно. И нынешние попытки Вашингтона под любым предлогом выйти из договора о РСМД. И усиление НАТОвского контингента в Восточной Европе — все это спровоцировано исключительно нежеланием Штатов мириться с тем, что Россия перестает быть тем, кем ее хотят видеть на Западе — сырьевой колонией —  и начинает играть в самостоятельную игру. Но этот процесс неизбежен. Как неизбежна и эскалация противостояния.

Последние заявления Волкера по Донбассу, недавние заявления Тиллерсона и Хантсмана по Крыму, официальное включение Москвы в новую «ось зла» — все это свидетельствует о том, что Вашингтон сознательно делает все, чтобы не допустить нормализации любой ценой. И Крым тут только вишенка на торте.

Стоит ли обращать внимание? Собака лает — караван идет. Процесс неофициального признания Крыма уже запущен, так что обращать внимание на заявления американских чиновников не стоит. Стоит только отметить для себя, что к диалогу Америка не готова. И не будет готова, возможно, еще десятилетия. Ну, и это разве что для неисправимых оптимистов, которые все еще верят, что с ними можно договориться.

Все еще верите? Спросите у них: чей Крым?

Дмитрий Родионов

По материалам: news-front
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *