Миротворцы на Донбассе: сложная игра. Геворг Мирзаян



Миротворцы на Донбассе: сложная игра. Геворг Мирзаян

Москва и Берлин собираются начинать процесс нормализации отношений, для чего хотят разместить на Донбассе миротворцев, которые должны будут охранять миссию ОБСЕ. Гражданская война на Украине постепенно перестает быть спойлером в российско-европейских отношениях.

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль сделал свои предложения по Донбассу на фоне предвыборной кампании

Сорвать Минск!

Вооруженные миротворцы не прописаны в Минских соглашениях, однако идея об их размещении витала в воздухе все два года с момента их подписания. Проблема была лишь в том, что у всех сторон в переговорах – Украины, Запада, непризнанных республик и России были разные понимания мандата, состава и дислокации миротворческого контингента.

Так, официальный Киев выступал за размещение вооруженных миротворцев из «рукопожатных» стран. По расчетам Украины, они должны были осуществлять полицейские функции на Донбассе, причем по всей территории Донбасса (включая границу между ЛНР и ДНР с одной стороны, и Россией с другой).

Целью Киева, безусловно, было не установление режима прекращения огня и безопасности мирных жителей (для этого украинским властям достаточно было бы просто прекратить обстрелы). Нынешнее украинское правительство – это правительство войны, и в случае сворачивания конфликта на востоке оно рухнет под гнетом обострившихся внутренних противоречий. Киев продвигал идею миротворцев по нескольким причинам. Прежде всего, Украине важно было подорвать Минские соглашения. Там четко было указано, что ЛНР и ДНР сохраняют контроль за границей до тех пор, пока Украина не выполнит политические пункты соглашения.

Передача границы под контроль миротворцев означала бы пересмотр Минска и ликвидацию важнейшего стимула для (не нужной власти) политической реформы в стране. Кроме того, контроль миротворцев за границей серьезно усложнял бы материально-техническую поддержку Россией непризнанных республик (имеющую критическое значение для их выживания в условиях объявленной Украиной блокады). Наконец, присутствие «рукопожатных» иностранных миротворцев на всей территории Донбасса и осуществление ими полицейских функций дало бы широкий простор для различных вариантов «окончательного решения донбасского вопроса»: начиная с провокации против миротворцев для последующего ввода иностранного контингента, и заканчивая «хорватским сценарием».

Лишь бы не стреляли

Перед Москвой же стояли совершенно противоположные задачи. Кремль всячески поддерживает идею нерушимости Минских соглашений – своей крупнейшей дипломатической победы за всю историю украинской гражданской войны. Однако при этом в России понимают, что Киев всячески отлынивает от выполнения Минска, и что принудить его к исполнению соглашений крайне сложно. В этой ситуации любая дальнейшая линия поведения России, например, заморозка или «приднестровизация» ситуации,  требует установления реального режима перемирия на Донбассе. Это нужно, чтобы в ДНР и ЛНР не гибли люди, не разрушалась инфраструктура, а также для недопущения вторжения украинских войск и/или вооруженных формирований.

В этом контексте Россия соглашалась на введение миротворческого контингента для разведения сторон, но а) только из представителей невраждебных Москве стран, б) с мандатом на размещение только на линии разграничения между ВСУ и ополчением (то есть, между сторонами гражданского конфликта, а не на границе, между государствами) и в) с четким мандатом (в данном случае – охрана миссии ОБСЕ). Что же касается позиции республик, то им миротворцы вообще не нужны, однако они прислушаются и примут любую позицию, озвученную Москвой.

Наконец, позиция Европы долгое время заключалась в отсутствии позиции. Политика ЕС в отношении украинского кризиса была неопределенной (по сути, продолжаясь по инерции), к тому же никто не хотел отправлять своих солдат под украинские снаряды. Однако сейчас отношение начало постепенно меняться. По целому комплексу причин (усталость от своего украинского голема, нежелание больше идти в фарватере авантюристичной вашингтонской политики на российском направлении, стремление заканчивать затратный конфликт) Европа, а точнее ее лидер – ФРГ, начала сближаться с Россией.

От Минска не уходим

Да, тут было важное идеологическое препятствие – а что делать тогда с реализацией Минска? Раньше ЕС уверял, что процесс снятия санкций и восстановления отношений начнется только после выполнения Минских соглашений, и возлагал вину за их срыв на Россию, хотя все понимали, что реально соглашения срывает Украина, которая не хочет и не может их выполнять. Этот замкнутый круг был приемлем для статус-кво, но становится важным стопором в случае движения.

Поэтому Германия устами министра иностранных дел Зигмара Габриэля модифицировала свою позицию. Теперь снятие санкций начнется не после полного выполнения Минска, а в момент установления режима перемирия. Для чего, собственно, Путин выдвинул предложение о миротворцах, а Берлин его поддержал.

Украина оказалась шокирована российским предложением. Во-первых, потому, что ей не нужен мир и российско-европейская разрядка, а во-вторых, она сама собиралась поднимать вопрос о введении миротворцев (на своих условиях) исключительно для троллинга России. Не имея возможности отвергнуть российское предложение, Киев решил убить его поправками, потребовав отказаться от россиян в миротворческом контингенте, согласовывать его без участия ДНР и ЛНР, а также допустить миротворцев на всю территорию Донбасса (то есть на границу). Прекрасно понимая, что полностью игнорировать позицию Киева Западу и Кремлю не удастся, поскольку Украина должна дать согласие на размещение миротворцев, там чувствовали себя уверенно.

Однако, на первые два условия Кремль вполне может согласиться, а третье он обошел через контрпредложение. «С учетом высказанных Ангелой Меркель соображений, российский лидер отметил готовность дополнить предлагаемые в российском проекте резолюции Совета Безопасности функции упомянутой миссии ООН. Имеется в виду, что обеспечение охраны наблюдателей ОБСЕ ооновцами может осуществляться не только на линии соприкосновения после разведения сил и средств обеих сторон, но и в других местах, где СММ ОБСЕ проводит свои инспекционные поездки в соответствии с минским Комплексом мер», – говорится на сайте Кремля.

Зрада для Киева в том, что Минские соглашения прочерчивают для миротворцев четко оговоренные функции. Во-первых, обеспечение эффективного мониторинга и верификации режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения с первого дня отвода с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и пр (ст. 3). Во-вторых, наблюдение за выводом всех иностранных вооруженных формирований, военной техники и наемников с территории Украины (ст. 10). И, наконец, в-третьих, наблюдение за местными выборами (ст.12). Тут нет, несмотря даже на «наблюдение за выводом вооруженных формирований», ни контроля границы, ни полицейских функций. И если Киев будет настаивать на них, то это уже пересмотр Минска, не устраивающий ни Россию, ни, формально, Германию, которая при этом неформально заинтересована в нахождении реального выхода из затянувшегося конфликта.

Геворг Мирзаян,
доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ

«Expert Online»


Загрузка...
По материалам: news-front
Загрузка...
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *